Четверг, 27 Апр 2017, 07:16
Приветствую Вас Гость | RSS
 
.
Главная | История освоения Забайкалья русскими первопроходцами | Регистрация | Вход
Меню

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 59

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Социальные сети
Ещё:


История освоения Забайкалья русскими первопроходцами
 
 
Роль казачества в освоении Забайкалья.

       Время богатой истории, славной страницы истории, как и откуда началось освоение земли Даурской, Нерчинского края. Государство в конце XVI начале XVII века знает что где-то там, в Сибири есть серебро и золото на землях новых и неосвоенных. Экспедиции следуют одна за другой. Снаряжаются они за счет государственных средств, вкладывают свои деньги и средства богатые промышленники и служилое сословие. Все хотят новых землиц и «каменьев дорогих, рухляди и хлеба». Дорога сюда дальняя и надо идти с теплой одеждой, хлебом и порохом несколько лет из Московии. Изучаются отписки и скаски казаков, ведут расспросы о далекой земле «Шибир».
В 160-м году послан из Москвы досмотреть и описать московский дворянин Дмитрий Иванов сын Зиновьев. С ним послано со пяти городов служилых людей 150 человек, а ходили два года с лишком при тобольских воеводах при стол(ь)нике Василии Борисовиче Шеметеве со товарищи.» Того ж году и зимы поехал в Москву в феврале Василий Борисович…»
 … И живут мунгальские кочевые скотоводы и земли по Онону хорошие, и пастбища хорошие, и скота много прибыльного. Из первых сведений лета 1640 года от Перфильева по рассказам бурят получил толмач Кондратий Мясин.
Живут даурские «конные» люди, бой у них лучной, язык у них свой…пишут Петр Головин и Матвей Глебов государю в сентябре 1641 года.
По Шилке реке и сторонним рекам, которые в нее (впадали) и впали - для серебряной, медной, свинцовой руды, хлеба искать наказывает воевода Головин письменному голове Пояркову в 1643 году. И живут там многие оседлые люди. Сделать чертеж и роспись земли той.
Пишет енисейский воевода Полебин в 1648 году о розыске руд: и золотая руда есть и серебряная. И люди « ясашные» есть.
И просят даурцы Хабарова в 1651 году оборонять их и говорят о том, какие есть, люди живут по рекам и где есть серебро, олово, золото и хлеб.
 Отписки середины XVII века свидетельствуют.
      1654 г. после 20 января. Отписка Петра Бекетова из Иргенского острога: «Да в нынешнем во 162 году генваря в 20 день писали ко мне с Шилки и с устья Нерчи-реки служилые люди Максимко Уразов с товарищи, что оне служилые люди на Великой реке Шилке, против устья Нерчи реки Шилкою рекою на низ пловучи на правой стороне, приискав крепкое и угожее место где быть государеву большому острогу, у рыбных ловель и у пашенных месть, для заимки, поставили малый острожек, а в нём одна изба с нагороднею.
 Прибыв с казаками на место енисейский  пятидесятник Максим Уразов сообщает: А об ясачном  с товарищи пишет, что у них по сё число государева ясаку сорока з(с) два есть в заборе, а (у) служилых людей, а иных служилых людей он, Максимко, разослал для государева ясачного з(с)бору по сторонним рекам к тунгуским люде(я)м...». Максим Уразов отправляет служилых людей по сторонним рекам впадающих в систему Онон – Шилка. Далее делает отписку приказный человек Онуфрий Степанов в Якутскую воеводскую канцелярию,  якутскому воеводе о планах на следующий год по освоению «Второго царства Сибирского»: ... А как бог даст на весну лёд (в)скроется и я на великой реке Шилке на усть Нерчи реки с служилыми людьми большой острог поставлю"1654 г. августа между 2 и 31 числа.
     Петр Бекетов не смог в силу ссоры с князем Гантимуром остаться на реке Шилка. Часть казаков по легендам сохранившимся у потомков первопроходцев остались жить у тунгусов в долине реки Урульги, а  Петр Бекетов с частью казаков  вынужден был сплыть на плотах вниз на Амур."Да в нынешнем же во 162 году приплыли на плотах по великой реке Амуру из Байкалова от сына боярского от Петра Бекетова служилые люди 34 человека и подали челобитную, что де приплыли они для ради хлебной скудости и нуж(ды)и. И я, Онофрейко, по их челобитью тех служилых людей принял.""Шилкою рекою на низ пловучи на правой стороне". Здесь встречаются казаки из двух разных экспедиций, отправленных на освоение Даурии.
А что – же Максим Уразов с казаками? Миллер отмечает в 1735 году, что первый государевый острог был построен  у истока реки Онон, недалеко от устья реки Шилке, где Шилку, образуют Онон и Ингода. Первый государственный острог был через некоторое время с места «городище» разобран и сплавлен вниз по Шилке казаками первопроходцами на место будущего Нелюдского острога (Шилкского острога?). Форпост построен в ноябре 1653 г. на правом берегу р. Шилки против устья р. Нерчи командой казаков во главе с енисейским пятидесятником Максимом Уразовым. Весной 1654 г. с прибытием основного отряда число казаков увеличилось до 60 казаков. Служилые казаки распахали землю и посеяли хлеб. Местные эвенки во главе с Гантимуром вытоптали посевы и угнали лошадей. Что не поделили местные эвенки и казаки? Здесь возникает извечный вопрос, а не виноваты ли в этом женщины.  Возможно казаки стали брать себе в жены местных эвеночек без спроса и разрешения кого бы то ни было, тем более Гантимура …
     Бекетов оставил малый острожек на Шилке. По легендам потомков первопроходцев  Пешковых проживающих в Приононье существует рассказ об оставшихся казаках, не ушедших на Амур. Жили они в долине реки Урульги с эвенками до прихода казаков Пашкова.
 А Петр Бекетов сообщил уже с Амура в воеводскую канцелярию: "В прошлом во 161 году... велено мне быть на службе на великой реке Шилке на усть Нерчи реки для поставки острогу... и приехали сюда многие тунгусы войною и нас на Усть- Нерчи осадили и острога поставить не дали... и в бед(н)ости сплыли мы по великой ро(е)ке Шилке к Амуру к Степанову в Усть-Кумарский острожек". ...
 Малый острожек на Шилке более трех лет использовался  в качестве ясачного зимовья, по отписке шедшего на воеводство А. Пашкова. Он сообщал царю: "В нынешнем во 165  году мая в I день писал ко мне в Брацкий острог с великие реки Шилки из острожку десятник казачей Калинка Полтинин", что "он де Калинка Полтинин с товарищи ныне сидят в Шилском острожке в осаде без хлеба и питаютца сосною". В очередной отписке, уже по прибытии на Шилку, Пашков сообщил царю о том, что ясачные племена еще "до моево, холопа вашего, приходу" острожек на Шилке "сожгли и шилкских служилых людей побили". Во всех документах этот острожек назывался не Нерчинским, а "Шилкским" - по названию реки". Данная отписка дает право полагать об оставшихся казаках – первопроходцах на реке Шилке, которые согласно государева приказа остались здесь нести службу. 
 И во 163 году прислан новый  государев наказ из Енисейска идти в новую Даурскую землю с ратными людьми из Тобольска и иных городов. О походе А. Пашкова в Даурию приводится грамота царя Алексея Михайловича, датированная 20 августа 1655 года на имя Енисейского воеводы Ивана Акинфова, где указано «Афанасию Пашкову, с сыном Еремеем, быть на государственной службе в новой Даурской земле, и послать туда с ним 300 сибирских служивых людей разных городов, пятьдесят пудов пороху, сто пудов свинцу, сто ведер вина, восемьдесят четвертей ржаной муки енисейской пахоты, десять четвертей крупы и столько же толокна, кроме того, выписку из таможенных книг, как образец для ясачного сбора, да для перевозки их суда, изготовленные для даурской службы, на чем бы можно было им поднять запасы». С этой грамоты и даты идет старшинство Забайкальского казачьего войска над Енисейским войском: "Афанасию Пашкову, с сыном Еремеем, быть на государственной службе в новой Даурской земле..."да послати с ним же из сибирских городов служилых людей стрельцов и казаков из Тобол(ь)ска шез(сть)десят человек, с Тары трит(д)цать человек, с Тюмени сорок человек, из Туринского десять человек, из Сургута десять человек, из Березова сорок человек, из Томского пят(ь)десят человек, из Кузнецкого десять человек, из Красноярского острогу пятнадцать человек, всего изо всех городов триста человек холостых пеших". Из всех наказов видно, что государство было в курсе всех дел на востоке, держало ситуацию под контролем, преследовало цель на пашенных местах со всякими угодиями, поставить новые остроги, т.е.  захвата новых земель, поиска серебра и золота, причем "мягкая рухлядь" не имела какой-то особый приоритет. Экспедиции служилых людей  были сконцентрированы в Енисейске, и специально было наказано, чтобы они успели прийти туда летом, чтоб не перемерзли в пути. И уже из Енисейска был начат поход во «Второе Сибирское царство». Становится ясно, что Даурию к России присоединили, и основали Нерчинск- служилые люди. В 1658 г. строительство острога было возобновлено уже на левом берегу р. Шилки.
     Предпринимаются попытки обеих сторон наладить добрососедские отношения между Китаем и Россией. Так  в 178 году(по старому стилю) присылал из китайского царства китайский царь в Дауры, в Нерчинские остроги, в 178 год 18 день послов своих, зайсана по имени Мунгучея, по нашему зайсан рекше - боярин, и подъячего и с  40 рядовых. В то время был в воеводах Данило Аршинский. Посылал Данило Аршинский в Китай, к царю великого государя посланцев, 8 служилых людей с  Игнатием Миловановым и Григорием Кобяковым. И они в Китайском были, и царя видели, и корм и честь, и дары были от царя им, и лист великому государю к Москве послал и отпустил тем –же путем.  А к Даниле Аршинскому выслал дары из Китай, седло оправное  серебром, со всею збруей и иные подарки… Так  Нерчинский воевода предпринял самостоятельную попытку наладить отношения с соседним государством.
Через пять лет в 1775 году, первый официальный посол  Н.Г. Спафарий по пути в Китай пишет о Нерчинске: «Острог Нерчинский стоит на левой стороне реки Нерчи на ровном месте, а ниже острога река Нерча впадает в Шилку. В остроге — церковь воскресения Христова, а жилых дворов казачьих — с 60, а служилых, кроме промышленных, — человек с 200… В более поздних документах Читинской православной епархии находим:  «От этого храма на память нам остались достойныя почитания святыни: 1) серебрянный крест, напрестольный, под золотом, изображения выбиты, древней работы, весу два с половиною фунта, по вырезанным надписям на нем значатся следующие святые мощи: «Лазаря четвородневнаго, Андрея Первозваннаго, Евангелиста  Марка, Архидиакона Стефана, Царя Константина, Василия Велекаго, Святителя Филиппа, Игнатия Богоносца, Феодора Стратилата, Ефрема Сирина, первомученицы Феклы, великомученицы Варвары». Время построения его так обозначено на св. кресте: "1695 году Марта в 1-й день построен сей крест Нерчинскаго города церкви Воскресения. Приложил пятидесятник Федор Пешков». "Приложил"- это значит подарил Пешков Федор Иванович, казачий пятидесятник, напрестольный серебрянный, под золотом крест "древней работы". Крест напрестольный - Крест с изображением Распятого Господа, полагаемый на престоле рядом с Евангелием. Напрестольный является третьей неотъемлемой и обязательной принадлежностью святого престола. Евангелие, как содержащее в себе слова, учение и жизнеописание Иисуса Христа, знаменует собою Сына Божия; образ Распятия (напрестольный Крест) изображает самую вершину подвига Его за спасение человеческого рода, орудие нашего спасения, жертвоприношение Сына Божия за грехи людей. Евангелие и Крест составляют вместе полноту открывшейся в Новом Завете Божественной истины о Домостроительстве спасения человеческого рода.
    Кто же были эти Нерчинские служилые люди по своему статусу. Дети боярские I, II, III, IV статьи. Среди Нерчинских служилых людей это был высший до появления дворян чин, являвшийся главным источником комплектования командных кадров - сотников, конных и пеших пятидесятников,  т. е. командиров отдельных казачьих команд или гарнизонов. Далее шли десятники , у них в подчинении конные казаки,  у пеших пятидесятников – казаков в подчинении десятники с десятком пеших казаков.  Отдельно подчинены атаману пушкари, гранатчики, барабанщики, каты … Именная Нерчинская книга 1686 года – 202 служилых казака. 1725 год – 429 служилых казаков. Таким малым числом устраивалась Нерчинская пограничная линия. Служилые люди в месте сбора - Енисейск, на место службы - Нерчинск, а служилые со всей Сибири. "...В прошлом 192 году июля в 26 день писали к нам Великим Государем; из Тобол(ь)ска, боярин наш и воеводы князь Петр Семенович Прозоровский с товары(и)щи, что по нашему Великих Государей указу послали они, из Тобол(ь)ска, наших Великих Государей ратных людей, в Енисейск, для Даурские посылки, Тобол(ь)ских служилых людей пеших казаков сто человек, да из Тобол(ь)ска ж новоприборных двести пят(ь)десят человек, Туринских тридцать человек, Верхотурских и Тюменских двести двадцать человек..."Из грамоты Верхотурским воеводам Михайлу Толсто… и Григорию Нарышкину, о сборе и высылке ратных людей в Енисейск для защиты Байкальских и Даурских острогов.
Для всех чинов служба в XVII веке не ограничивалась ни возрастом, ни количеством отданных ей лет. Отставка же следовала лишь тогда, когда казак не мог выполнять своих обязанностей из-за старости, болезни или увечья. Для таких и построили Нерчинский Успенский монастырь. Монастырь изначально возводился как последнее пристанище для одиноких, так и не сумевших создать семьи, престарелых и увечных служилых, некогда пришедших сюда с отрядами Уразова, Бекетова и Пашкова. Благодаря сохранившимся в Государственном архиве Забайкальского края именным переписным книгам за 1706–1711 годы и сметным спискам 1714 года казаков, крестьян, бобылей и ясачных, относящихся к монастырю, стали известны их фамилии.
     Все государственные дела вел назначаемый государем воевода и Нерчинская воеводская канцелярия. Нерчинская воеводская канцелярия вела контроль за доставкой и выдачей жалованья. Жалование в виде медной монеты и хлеба шло огромным обозом до двух лет, поэтому часто были задержки. Годовые оклады служилых людей рассчитывались в зависимости от чина, рода службы, индивидуальных заслуг, а также от семейного положения (на жену полагалась небольшая прибавка в продовольствии). У большинства конных казаков получающих денежные, хлебные, винные и соленные жалования в год выходило до 8 рублей, от 10 пудов муки ржаной, 3 пудов муки ярочной, 7гривен с полгривной соли. Соль получали с 1661 года с Борзинских соленых озер. Пешие казаки получали годовое жалование немного меньше. Средние цены в Нерчинске XVII века были примерно таковы: корова от 3 до 5 рублей., лошадь от 7 руб., верблюд до 10 -12 рублей, аршин солдатского сукна до 1 руб., простого холста от 6 до 70 коп., кафтан из овчины-1 руб., байховый чай – фунт -50 коп., кирпичный чай –один кирпич от 25 до 50 коп., леденец –фунт -10-15 коп., арбуз из Китая – штука – 15 коп., яблоки-сотня-20 коп., пшено -1 пуд-от 60 коп. до 2руб., пшеничная мука от 50 коп. до 2 руб. за пуд., говядина – пуд в среднем 1 руб.30 коп., баранина – пуд – 1 руб. и т. д. Из «казенных амбаров» Нерчинска служилые вооружались: им выдавали огнестрельное оружие, а на время походов боеприпасы. Коней и фураж реестровые казаки должны были приобретать за свой счет.
     Казаки могли в счет жалования выписать себе порох. В архиве ГАЗК храняться документы о выписке пороха Пешкову Прокопию, сыну нерчинскому боярскому. Хороший доход нерчуганам приносила добыча слюды. Фунт крупной слюды для продажи в Китай стоил 8-10 рублей. В начале 1701 года в особенном наказе замечено нерчинскому воеводе «стараться о приисках слюды». Итак, государство обратило внимание на стоимость слюды поставляемой казаками и промышленными людьми на китайский рынок. Отписки и сказки казаков, исследования путешественников, расспросные речи местных жителей подтверждают непосредственное участие казаков в геологических поисках и находках самых различных месторождений. Следует заметить, что нерчинские воеводы привлекали к охране серебряного Нерчинского завода кочевавших по притокам Аргуни эвенков Дуликагирского рода (зайсан Котогор). Так - же в мае 1705г. пятидесятник Федор Каюков по приказу воеводы Мусина-Пушкина привез "на лехком судне рудоплавные припасы". Сын воеводы Федор ездил рекой в Аргунский острог к промыслу и привез 5фунтов и 30 золотников серебра.
 Поиск сердолика как отдельный вид агатов, поиск яшмы говорит нам о значимости и серьезности добычи в XVII веке. С 1702 года агаты, а в 1706 году  яшмовая торговля существует отдельной строкой в статьях дохода служилых людей. Это надо иметь стабильный рынок сбыта, чтобы торговля самоцветными камнями делилась на отдельные виды продукта купли - продажи. Изделия из серебра и драгоценных и поделочных камней на культовых местах аборигенов, различные женские украшения, изделия культовой атрибутики шаманов, кухонная утварь все это показывало казакам богатство приононской и приаргунской земли. Кочевые рода в обмен на необходимые для них безделушки и не безделушки открывали для первопроходцев веками сложившие караванные, торговые и скотопрогонные пути – дороги в Монголию и Китай.  Возможно в 1713 году казаку Епифанцеву присваивается звание сына Нерчинского боярского третьей статьи за поиск и находку «красной меди» в Приононье. Нерчинский казак И. Гурков находит на Адун- Челоне месторождение ценных и поделочных камней в 1723 году. К середине XVIII века город Нерчинск становится центром торговли ценными и поделочными камнями.
     Служебная загруженность Нерчинских казаков в XVII-начало XVIII веков представляла собой постоянную реестровую командировочную службу. Территория охраны границы, сбора ясака, а в дальнейшем и контроль за тяглом, была огромной, «по северам» - реке Олекме, в Приаргунье, Приононье, Чикою, Селенге, Джиде, поиски полезных ископаемых, «застолбление каменными маяками» границы с Халкасией и Китаем. Все это облегчалось очередностью «служб» в городе Нерчинске и сопровождение царских торговых караванов, где беспошлинно разрешалось казакам вывозить незапрещенный товар. После «годовалой службы» Нерчинский казак Василий Пешков рассказывает первому царскому послу Спафарию в городе Нерчинске о Сахалине и Амуре в 1675 г…и каменьев всяких, богата земля. Награда Спафария в том, что он обнародовал ценнейшую научную информацию. Знания о Сахалине и народах, там обитавших, он получил от Василия Пешкова и купца Григория Никифорова, что в устье реки Амур "имеется богатой полуостров", а на нем "много соболей и жемчугу, и каменья, и всякие богатства"… и служили там нерчинские «камышные» казаки 38 лет назад. Нерчинские казаки доставляют из командировок в город Нерчинск товары для продажи в Китай. Паллас пишет: «Главный доход доходит до Китайского торга состоит от новоотысканных на востоке островах и некоторой частью необитаемых сибирских местах». Камчатские морские бобры высшего качества  доходят до цены – 140 рублей за шкуру, а это уже капитал. Следует отметить что Нерчинская торговля по товарообороту за период 1682 – 1690-ые годы превысила всю «западную»российскую торговлю.
       Большое место занимала служба на «заставах» — и таможенных, и перекрывавших «заказные» (запретные) пути. Особенно на Олекме - реке, заставе, контролирующей на данном этапе единственную таежную дорогу, транзитный путь в Москву . У нерчинского казака Федора Пешкова с его соболиного Олекмы реки промыслу с четырех соболевой по таможенной оценке со шести рублев десятой пошлины двадцать алтын взято. ГАЗК.Ф.10.оп1.д.1. л.8(0б)- 9. В 1682 году воевода просит государя прислать таможенные книги в Нерчинск, так как Якутск далеко и мимо(беспошлинно) проходит много товара из районов Дальнего Востока. Поэтому время создания Забайкальской таможни возможно приходиться на 1682 год ... Главный экономический вопрос того времени - застава стоит на Олекме.  Просто так это происходить не будет в силу ряда причин: казаков на огромной территории мало, на заставе должен стоять казак знатный, имеющий доверие города Нерчинска.
    Как велись государственные дела в Нерчинске показывает еще одно дело о хищении из дома Веры Лабы, вдовы Юрия Лабы казачьего десятника, казачье дочери. У нее украли коробью с жемчугом, перстнями, различными украшениями с каменьями, закладными долговыми бумагами на общую сумму 253 рубля... Расследование шло с опросом всех свидетелей, обследованием места происшествия, очной ставкой. Служилые нерчинские люди на рубеже XVII-XVIII века показывают нам пример ведения дел на какой высоте было судебное производство. В Нерчинске существовала выборность «начальных людей», которых окончательно утверждала Нерчинская воеводская канцелярия. Казаки считали себя вправе отстаивать собственное мнение в таких принципиально важных для них вопросах, как выбор места для своего будущего поселения, сроки, тактику и маршруты военных экспедиций в Халкасию, особенно по возврату ясачных людей и скота. Нередки были ситуации, когда служилые люди собирались, как вольные казаки, для решения «войсковых» проблем «на круг». Так в 1699 году Нерчинские казаки собрались самостоятельно уйти на Сахалин и создать свою автономию. Государь приказал провести расследование среди Нерчинских служилых. Были опрошены казаки и среди них, Нерчинские, сын боярский Никита Титов по прозвищу Мара «смерть», атаманом всех казаков оказался Пешков Василий. Следует отметить, что воевода не принял жестоких мер к казакам. Они продолжали нести государеву службу. Иначе в такой конфликтной ситуации «войско» могло открыто отказать воеводе в подчинении. Нерчинская воеводская канцелярия, но и московская администрация была вынуждена смириться с таким «самовольством». Нерчинские казаки имели собственную казну (коробью) и пользовались ей с общего ведома и согласия. Строительство Нерчинского Успенского монастыря начинают и заканчивают казаки. « И как вкладчики монастырь будут строить, и в то время и до смерти монастырь ведать, и над ними расправу чинить ему Никите». Огромные по тем временам деньги в несколько тысяч рублей казаки выдают каменных дел мастерам за строительство каменного ансамбля монастыря. Служилые конные и пешие Нерчинские казаки осуществляли контроль за очередностью в выполнении особо обременительных служб, имели свое знамя, оружейников, барабанщиков, пушкарей, гранатчиков, лекарей, кузнецов, даже катов.
  Дальнейшее освоение Приаргунья и Приононья собственно и было задачами реестрового служилого сословия в Нерчинске, Нерчинском воеводстве и было связано с этим видом отъезжей службы. В степи, на места дислокации, на казачьи «станки» русские казаки малым числом из Нерчинского гарнизона посылались в «Реестр командированных казаков». Реестровые казаки пополняли малочисленные тунгусские команды, а «по опасным вестям» и тунгусские Борзинскую и Урулюнгуйские партии, представляли Нерчинский гарнизон там, где «своих» служилых людей не было. Отдельно на Камчатской « реестровые казаки» могли находиться до «перемены» и по году, и по многу лет. Успешное плавание нерчинского казака Кузьмы Соколова на Камчатке в 1716 году показывает успехи в освоении новых земель нерчуганами.  Многие казаки привозили из дальних командировок себе жен из числа местных эвеночек. Не проходило это и без казусов. Так в 1725 году казаки вместо ясака с тунгуских родов взяли себе красивеньких девушек. Об этом жаловался митрополит Филофей, что мол живут с некрещенными девками. Однако это недовольство исчезает, как только казак приводит свою «вторую половинку» в православие.
     Нерчинские казаки сопровождали казенные грузы, конные — охраняли русские посольства, шедшие в Китай. Вот что пишет Избрант Идес.1692 год. Нерчинск. В этом городе нам пришлось пробыть восемь недель, пока лошади и верблюды не ожили на свежей траве. Живущие здесь казаки очень разбогатели на торговле, так как они имеют право беспошлинно торговать с Китаем. Здесь мы обзавелись всем, что нужно для предстоящего долгого путешествия по великой пустыне, в первую очередь быками, которых мы погнали с собой, забивали по нескольку голов по мере надобности и тут же съедали, и отсюда пятьдесят казаков должны были провожать нас в качестве конвоя в Китай и обратно. Господин посол указал нам на обязанности каждого. И это касалось как русских дворян, так и купцов, находившихся в нашей свите, чью воспитанность во всех отношениях я не могу не засвидетельствовать так же, как то уважение, какое они выказывали нам, немцам, допущенным к целованию руки его царского величества. Таким образом, каждому пришлось поработать, чтобы быть готовым к дальнейшему путешествию. Наибольшие по объему партии китайского товара ввезли из нерчинских служилых сын боярский Н. Варламов, атаман С. Тархов, ... В. Шемелин и рядовые казаки И. Хамунский, В. Хлуднев, В. Пешков, Д. Бобров, С. Кириллов (Шадрин) и др. ...
     Государственные полномочия в городе Нерчинск исполнялись не столько воеводой, сколько воеводской канцелярией. Здесь же были служилые, государственные люди, которые имели право проверять воевод на лихоимство. Проверяли как идет тайный закуп серебра и золота у китайцев и тайно везли это в Москву. Царь Пётр I во время своих постоянных отлучек, часто мешавших ему заниматься текущими делами управления, неоднократно вручал дела нескольким избранным лицам. Федор Головин друг царя  Петра получив наказ и  разъяснения действовать на Нерчинской земле, вершил дела, по совести и чести. Поимка лазутчиков была главной задачей воевод, что видно из наказов чиновникам, которые они получали, отправляясь на пограничные территории. Сказка нерчинских конных казаков Ф.Пешкова с товарищами о посылке их в селенгинские и нерчинские остроги для сбора сведений о монголах:  В нынешнем во 196 году февраля в 16 день в Нерчинску в приказной избе стольнику и воеводе ... И для подлинных ведомостей о  приходе неприятельских мунгальских людей под селенгинские остроги посылал я из Нерчинска конных казаков Федьку Пешкова с товарыщи 3 человек на заводных подводах. И посыльщики Федька Пешков с ... Разведка и контрразведка Федора Головина очень много сделала для становления города Нерчинска как оплота России перед Китаем.
     Сначала царские полномочия носили характер временного личного поручения; но в 1711 они были возложены на созданное при этом 22 февраля учреждение, получившее имя Правительствующий Сенат. Пётр определяет, что по отбытии его Сенату следует делать применительно к Нерчинску: «суд имеет нелицемерный, расходов напрасные отставить; денег как можно больше собрать; дворян собрать молодых; а соли стараться отдать на откуп; торг китайский умножить.» Это инструкция, на что обратить преимущественное внимание. «Ныне уже все у вас в руках», — писал Петр Сенату. Наблюдения приказа простирались вплоть до границы, где постоянно возникали военные конфликты; не оставались без внимания и торговый Нерчинск, где появлялись купцы, выполнявшие особые поручения зарубежных правителей.  Нерчинским служилым приходилось внимательно присматриваться к составу посольств, угадывать за льстивыми речами их тайные замыслы. Многие из прибывающих в составе царских караванов имели особые поручения в Нерчинске, что не могло не волновать служилых людей. Непосредственной охраной границ Нерчинского воеводства, а в дальнейшем и уезда имевших уже в то время большую протяженность до Сахалина и устье Амура, Камчатку, занимался Разрядный приказ. В Нерчинскую служилую канцелярию отошло «писание в чины», то есть назначение на все нижестоящие военные и гражданские должности воеводства и уезда, заведование всем служилым сословием, ведение списков, производство смотров и наблюдение за неукрывательством от службы. В Читинском архиве сохранилась Нерчинская запись: Оклад денежный Семену Пешкову 1 января 1725 года Семен за старость от службы отстранен из Разрядного стола со справкой ( и пенсией) подъячего Федора Мальцева во его Семенова места по оклад в казну казачей службы приверстан казачий сын Степан Галкин, а вместо конной службы велено ему служить в канцелярской его императорского величества…
Особо доверенные Нерчинские казаки выполняли государственные задачи по доставке секретных грузов, документов в Москву. Нередко погибали в дороге от рук разбойников. Дети боярские 1-й статьи. Дети боярские с окладом денег по 12 рублей, хлеба по 12 четей ржи, овса потому ж, по 3 пуда соли…Василий Пешков, едучи он, Василий, К Москве, в дороге от разбойников убит, и в нынешнем 1712 году майя в день, по Указу Великих Государей, и письму из Розрядного Стола, за справою подъячего Федора Мальцова, в его, Васильево, место и оклад, в конную казачью службу приверстан по Hерчинску сын его Федор…
     Среди казаков, промышленных и посадских людей, осваивающих Нерчинск, было немало грамотных людей. В середине XVII века Сибирский приказ отправляет Евангелие, Псалтырь, Миней, другие книги на сумму 38 рублей 26 алтын. В 1690 году так – же отправляются книги: Евангелие, Псалтырь, Требник, Служебник с ценой от 80 копеек до 4 рублей за экземпляр. Здесь были люди с тягой к более широким знаниям, которые достигали значительных успехов путем самообразования. Казачьи пятидесятники, казаки должны иметь грамоту и уметь писать отписки по выполненным заданиям и длительным командировкам на новые земли. Во время межгосударственных сношений с тунгусскими князьками, монгольскими, бурятскими тайшами или китайскими чиновниками казаки всегда были одеты подобающим образом и вели себя пристойно согласно требованиям международного этикета. Так как казаки могли попасть в представители государства Российского, то по не писаным правилам у них, в команде, в переменных казачьих сумах находилась парадная одежда с позуметами, обшитая золотом и серебром.
      В 1724 году Нерчинские казаки просят обучать казачьих детей в Нерчинском горном округе, где открылись горно – заводские школы. В прошлом 1723 году Тобольск, в школу детей отправлять накладно и небезопасно в связи с долгой дорогой и здоровьем. «… их детей определили на Серебрянные заводы в школу господина Тимофея Бурцева». Воспитанием и обучением казака – защитника границы была проникнута вся система казачьего самоуправления жизнедеятельности на местах постоянного дислоцирования. Универсальный тип нерчинского казака – защитника семьи позволял воспитывать через девиз «Делай как я» молодое поколение в духе терпимости к нерусскому населению, вере в государство, защите его границ. С раннего детства служилое казачье самоуправление на местах дислокации показывало обществу свою цель коллективного проживания, как общие задачи по охране границы, экономическому благосостоянию семьи, правилам международного торга, «помочи» в строительстве и другим вопросам жизнедеятельности. Именно так каждый казак стремился к развитию своему физически и нравственно. Воспитание будущего казака-воина, служилого человека начиналось в семье. Служилый человек в Нерчинске считался универсальным воином и следопытом. На их счету поиски и открытие серебра, месторождений ценных и поделочных камней, редких лекарственных растений. Главными критериями в семьях считались следование служилым традициям, умением рачительно с прибылью вести домашнее хозяйство, ухаживать за конем. Казачонка сажали на коня, постепенно его приучали к седлу, к пяти годам казачок твердо сидел в седле, в 10-12 лет принимал участие в конных скачках. Традицией было постригать малыша в год наголо. Приемы возникновения детского интереса к поискам: например, молочные зубы опускали в щель между половицами и приговаривали: мышка, мышка возьми зуб простой, а дай золотой.   Существовал православный, патриархальный тип семьи, когда вся «родова» проживала на одном месте дислокации. Не все могли попасть в штат служилых людей. Поэтому родственники могли попасть в различные сословия, что было до образования ЗКВ, в 1851году повсеместно. Середина XVIII века. С 1754 года в городе начинает и работает Нерчинская навигацкая школа. Конкурс для поступления был очень жесткий. Туда мог поступить только читающий ребенок. Указ правительствующего Сената Иркутской губернской канцелярии. Получено 8 января 1757 года. Рапорт в Нерчинскую воеводскую канцелярию. Казачьи дети: велено выучить казачьих детей для обучения навигацких наук: Иван Белокопытов, Лев Петелин, Федор Попов, Потап Анисимов, Зайков, Григорий Петров (Квашнин ), Демид М., Иван Ефимов, Яков Котельников, Иван Бородин, Илья Попов, Петр, Денис Большаковы, Данило Пешков, Спиридон Мусорин, Федор Шунков, Ларион Пешков, Харлам Соколов, Емельян Цветков, Сидор Кулаков, Гаврило Васильев, Ефим, Антон Пешковы, Сил, Лазарь, Иван Новиков.
   Получено 4 февраля 1757 года в Нерчинскую воеводскую канцелярию. Доношение Указ № 542, принять Читинского ведомства казачьи дети по требованию господина экипажмейстера Соймонова послано 26 апреля 1754 года. Казачьи дети: Ларион Данилович Пешков - 17 лет. Читинской приказной избы. Ученики стали носить ученическую форму из камзола и кафтана. Кафтан (прородич жилета) обычно одевался под камзол, был украшен галунами, бижутерией, часто изготавливался из одной с ним ткани. Галунами - золотой серебрянной или мишурной лентой узорного качества или кружевного плетения оторачивали одежду шляпы. Золотой шляпный галун стоил в пределах 12 рублей (стоимость двух коров). Ученикам выдавали лосинные штаны из кожи лося или другой кожи. Одевать их надо было влажными для лучшего обтягивания ног. Конечно это было неудобно для носки и вызывало неприятные ощущения. Лосины должны быть белого цвета. Такова была форма одежды. В дальнейшем выпускники несли службу на различных должностях и ведомствах Нерчинска и Нерчинского уезда. Для снабжения 800 казаков из Нерчинска продовольствием, боеприпасами, пушками на Нерчинской линии границы обустраиваются войсковые магазины в Шаранае и Акше на реке Онон. Доставка производится по воде и далее по суше экспедиционными отрядами к местам постоянной дислокации на границе. В Нерчинске работает оружейная мастерская где ремонтируют и ставят на лафеты пушки. Из России присылают секретное оружие того времени – единороги.
      Активное заселение и хозяйственное освоение Забайкалья, начавшееся в семнадцатом веке, неразрывно связано с деятельностью православных церквей и монастырей. Протоиерей РПСЦ  Елисей (ЕЛИСЕЕВ) сказал: Общеизвестно, что освоение Сибири и Дальнего Востока русскими первопроходцами началось до трагических событий церковного раскола XVII века и казаки Бекетов и Пешков, Ермак и Хабаров были носителями дораскольной (или старобрядческой) традиции.  Многие села и станицы даурской земли помнят святых старообрядцев. Помнят о них и верующие, для которых религиозные подвижники — это путеводные звезды, указывающие верный путь и не дающие сбиться с выбранной дороги.  
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:

Поиск

Календарь

Курс валют

Друзья сайта
  • МБУК "Оловяннинская межпоселенческая центральная библиотека"

  • Министерство культуры Забайкальского края

  • ЗКУН Библиотека им. А.С. Пушкина

  • Погода


    © 2017 | Краеведческий информационный портал «Всему начало здесь - в родном краю».

    Конструктор сайтов - uCoz
    Рейтинг@Mail.ru